Эпоха Нового времени вошла в историю под знаком того события, которое Ницше выразил в афоризме «Бог умер» и описал это событие в своей работе «Веселая наука». Отказ от Бога не был результатом каких-то учений, философских построений. Это было всемирно-историческое движение тех народов земли, которые вовлечены в сферу влияния Нового времени, новой цивилизации. Дело в том, что идея Бога — это целая цивилизационная структура, которая задавала меру объяснения мира в целом и жизни отдельных людей, не давала людям погрузиться в стихию инстинктов, требовала от людей строить свое бытие по типу должного, т. е. выходить за рамки сиюминутных материально-экономических интересов и потребностей в сферу возвышенных духовных ценностей.  Отказ от идеи Бога означал неизбежное изменение способа человеческой жизни, и формирования иного, по сравнению со средними веками, духовного опыта людей, понимания содеянного, оценок и осмыслений. Произошел отказ от Абсолюта, человечество отпало от Вечности, перестало соотносить с этим понятием свои мысли, чувства и действия. Человек сам захотел стать богом на земле, царем природы. Он абсолютизировал свою индивидуальность и свой разум. Эту ситуацию и почувствовал Ницше, выразив ее в словах безумца: «вы убили Бога».

Для нас важно отметить, что отказ от Бога свидетельствовал о формировании, нового духовного опыта людей, в котором не оказалось места для того высшего его уровня, который Плотин называл Божественной простотой, отдохновением в Божественном. А это значит, что прежний механизм формирования сознания, его понимания и объяснения был сломан, разрушен. Если нет Бога и нет того уровня в духовном опыте, воспоминания о котором и составляли содержание и сущность  средневекового сознания, то требовались какие-то иные объяснительные принципы. Возникла необходимость переоткрыть сознание, по-новому его истолковать.

Итак, переоткрытие проблемы сознания происходило в обстановке, когда человек освободился от власти и опеки сверхчувственного, божественного, перестал признавать свою принадлежность двум мирам: земному и неземному, стал объяснять свое происхождение только через природную эволюцию, согласившись впоследствии с теорией Дарвина, согласно которой человек произошел из животного царства.

Европейские философы и мыслители Нового времени совершили переход от теоцентризма к антропоцентризму: человек был объявлен началом и причиной всего, что с ним случается в мире. Нет ничего, кроме самого человека, что обеспечивало бы ему возможность реализовать себя как человека.  Человек сам, своей деятельностью творит свой мир, в котором он что-то может делать и жить. Единственной несомненной реальностью был признан индивид и его сознание. Р. Декарт — основоположник новоевропейской философии — объявил, что акт «я мыслю», мышление, разум  является самым простым и самым очевидным основанием существования человека в мире, а также самого мира. Можно сомневаться, существует ли объективный мир (Бог, природа, люди, даже мое собственное тело), но нельзя сомневаться в том, что я мыслю, чувствую, следовательно, существую, прежде всего как это мыслящее, чувствующее существо. Философия возвеличила субъекта, абсолютизировала человеческую деятельность и человеческие способности.

       «Смерть Бога» и трансформация структуры духовного опыта — явления одного и того же порядка. «Смерть Бога» сопровождалась появлением «новой» популяции людей, которые потеряли способность мистического единения с Богом, боялись мистификаций со стороны духовного, с энтузиазмом воспринимали любую рациональную конструкцию. Предполагалось, что человеческая мысль сама себя порождает и сама себя детерминирует. Акты мышления автономны и самодостаточны в силу автономности и самодостаточности ее носителя — индивида. Отсюда, и новая метафора сознания: оно не восковая дощечка, на которой отпечатываются образы реальных вещей, а некий сосуд, в котором содержатся идеи и образы до того, как оно включается в общение с миром. Ортега-и-Гассет так охарактеризовал эту метафору: «Вещи не входят в сознание извне, они содержатся в нем как идеи». В истории философии такое учение было названо идеализмом, в отличие от античного реализма.

Наработанное в средние века умение человека обращать внимание на свой внутренний духовный мир, сохранилось и стало основой новоевропейской культуры. Поэтому при объяснении феномена сознания никто не сомневался в том, что сознания нет без самосознания. В акте самосознания сознание знает свое содержание и проясняет его структуру.

Выше уже говорилось о том, что в Новое время появляется и новая структура духовности. Смысл ницшеанского афоризма «Бог умер» был связан прежде всего с изменением внутреннего мира людей. Произошел «распад души», реальное изменение структуры духовного опыта: когда Бога в душе уже нет и человеку больше не нужен наработанный в средние века духовный  опыт молитвенного слияния с Божественным духом. Внутреннее духовное пространство сжимается как шагреневая кожа до предметно-логического, рационального содержания и переживаний, связанных с проблемами преобразования внешнего объективного мира. Не случайно Декарта интересует не доказательство бытия Бога, а метафизическое обоснование существования внешнего для человека мира. Сознание стало средством, обнаружения объективно-природного мира, средством доказательства его существования. Сознание в актах самосознания обращало внимание только на предметное содержание, т. е. такое содержание, которое было связано с характеристиками объективно-предметного мира. И в этом Новое время повторило античное понимание сознания. Таким образом, в новоевропейском сознании соединились античная установка на ценность предметного мира, направленность внимания на него и средневековый навык работы сознания с самим собой.

       В Новое время  рациональное сознание объявлялось основополагающей инстанцией в структуре духовного опыта. При объяснении сознания мыслители сделали акцент на воображении как выражении активной творческой природы сознания. Когда сознание работает в режиме воображения, то не предметы запечатлеваются в нем независимо от его воли, а оно само вызывает их к жизни. С помощью воображения сознание творит и конструирует предметы, разбирает их на части, идеализирует их, соединяет и разъединяет. Содержание сознания приходит к нам не извне, это мы извлекаем его из собственных глубин.

Проблему сознания как воображения наиболее полно проработал немецкий философ И. Кант. Изучая мир, мы вкладываем в содержание проводимых с ним исследований какие-то параметры, которые принадлежат нашему сознанию. Сознание — это творчество. Человек взял на себя миссию творения мира на уровне явления (того, что дано чувствам), он стал «маленьким богом» (Лейбниц), верховным законодателем Природы (Кант). После Декарта и Канта была признана участность (от слова «участие») сознания в бытии, его активная роль и первичность.

Для философов Нового времени сознание есть единственная несомненная реальность, а уровень рефлексии и рассуждения рассматривался ими  как основополагающий в структуре духовного опыта.

Эпоха классического рационализма отождествляет сознание с мышлением, логические процедуры которого всегда ориентированы на очищение от эмоционально-личностных переживаний и эмоций. Мышление претендует на бесстрастность.

Сознание-мышление в декартовской трактовке размышляет о себе, погружается в себя как единственную и несомненную реальность. Это и дало возможность идеализму объявить сознание единственной несомненной реальностью

В этом и проявляется дух новой культуры «без Бога»: исходной точкой отсчета для понимания мира, истории становится человек и его сознание. Все, что совершается и наблюдается в мире и истории, связывается только с его творческой деятельностью. Сознание, отождествленное с рефлексией и размышлением, способно прояснить, высветить все, даже самые темные уголки духовного внутреннего мира человека, а потому бессмысленно говорить о бессознательном.

Сознательное преобладает в человеке над бессознательным; если учесть, что в связке «сознание-бессознательное» под последним, вплоть до Нового времени, понималось мистическое содержание духовного общения с Богом, то многие религиозные философы Нового времени рассматривали в преобладании сознательного над бессознательным «признак близости конца для человечества» (Эд. фон Гартман).

Философы Нового времени  отождествили сознание с интеллектуальной деятельностью субъекта познания, заложили основы отождествления сознания и души с предметно-логическим, рациональным содержанием. Религиозные и мистические компоненты опыта сознания были утеряны, в нем восторжествовали правила логики, а поскольку была признана участность сознания в конструировании мира явлений, то возникло убеждение, что весь мир и все вещи созданы и существуют по правилам логики. Отсюда и родилась нацеленность сознания: переделать все, подправить, улучшить в соответствии с этой логикой. Сознание перестали отличать от познания. Люди создали образ мира, соответствующий структуре их духовного опыта. Человек «принужден» был «жить в тех категориях, в которых он мыслит» (Л. Шестов). Мыслит же он в категориях не экзистенциальных, а логических, рациональных. Человек Нового времени воспринимал такой образ мира и такой способ своей жизни как само собой разумеющееся, ибо каково сознание, таково и бытие человека, и наоборот.